Об отношении к частной собственности, принудительном переселении и качестве предоставляемого жилья.

Новостройки

2 дня назадДобротные кирпичные пятиэтажки, которые могли бы простоять еще не одно десятилетие в 126 квартале Рязанского района Москвы еще в 2006 году, были проданы корпорации ТЭН под программу реконструкции. Когда новые дома были построены, началось переселение, для нежелающих – принудительное. А нежелающих немало, в первую очередь, из-за качества предоставляемого жилья.

Просто выдержки из рассказа Татьяны Пучковой о том, как ее выселяли.

2 апреля останется страшным днем в моей жизни. Утром я еще проснулась в своей квартире, в которой прожила всю жизнь, с самого рождения, к вечеру от нее остались одни обломки. И никто даже не спросил: «Таня, а где ты будешь ночевать?»

Негде, господа, ни переночевать, ни умыться. В той квартире на Скрябина, 8, которую мне предоставили для «улучшения жилищных условий», грязи по колено, не закрываются окна, трещины по стенам, нет воды и – извините, полный унитаз фекалий, оставшихся от работников, которые во время стройки использовали эту квартиру под бытовку…

Накануне, 1 апреля, мне позвонил судебный пристав Андрей Филатов: «Завтра я буду в вашем районе, зайдем в квартиру на Скрябина, посмотрим ремонт, и вы давайте потихонечку собирайтесь». Ремонт в «новой» квартире идет со 2 октября 2020 года, точнее сказать, с октября 2018- го, когда Кузьминский райсуд по искам ТЭНа стал выносить решения о принудительном переселении жителей кирпичных пятиэтажек в панельную новостройку. Несколько собственников и я в их числе, опротестовали решение в Мосгорсуде…

… Переселение застопорилось. ТЭН терпел убытки, мэрия пришла ему на выручку…

По искам ДГИ мы проиграли все суды, апелляции и кассации. К октябрю прошлого года решение о принудительном выселении вступило в законную силу… Куда не обращались по поводу решения своих жилищных вопросов, – в префектуру, прокуратуру, депутатам ГД РФ, администрацию президента, ответы приходят как под копирку – «не в нашей компетенции»…

Насели со страшной силой. Я стояла на своем: пока не отремонтируете и не приведете квартиру на Скрябина в порядок, я никуда не поеду. В октябре прошлого года наконец собрали комиссию, составили акт о санитарно-техническом состоянии квартиры. Замечаний – на 2 страницы мелким почерком. Договорились так: после устранения недоделок и акта о выполнении работ, я въезжаю….

Теперь я думаю, что никто этим ремонтом и не собирался заниматься. Им просто надо было захватить мою квартиру, оставить меня на улице и тогда я от безвыходности и «по закону» приму от ТЭНа его загаженный «подарок». Операцию разыграли как по нотам, и даже судебный пристав Андрей Филатов выступил не в своей привычной «устрашающей» роли, а как бы консультантом по ремонту в квартире на Скрябина. Я предупредила, что ремонта там нет и не начинали. Он мне: «Я только что звонил в ДГИ, они сказали, что все давно сделано. Пошли посмотрим!»…

Утром, задолго до назначенной встречи, я вышла из подъезда. А они все уже тут – приставы, ДГИ, управа, ТЭН, Жилищник, сварщик с аппаратом и Газель с грузчиками. «Не волнуйтесь, поднимитесь за актом и мы сразу пойдем осматривать квартиру на Скрябина». И опять я поверила… Поднимаюсь к себе в квартиру, секунды не прошло, -истошные крики и грохот в дверь – «Открывайте немедленно! Принудительное выселение!» Крались они за мной, что ли? У меня слух музыкальный, но шагов за спиной было не слышно. Открываю. Пристав рвет дверь на себя и вся их кампания – человек 10 – вваливается в квартиру…

Об отношении к частной собственности, принудительном переселении и качестве предоставляемого жилья.

Кто из них кто – не представились, все носятся, хватают, что под руку подвернется, и кидают в черные мешки. С ужасом вижу, что папины старинные книги – всю жизнь собирал – летят в один мешок с уличной обувью. Обувь, кстати, в мешке осталась, а книги ни одной нет. Богемские вазы последний раз видела краем глаза перед тем, как их куда-то унесли. Куда делся набор посуды «Тефаль» – не заметила, из пяти штук мне досталась одна кастрюля.

Какие-то люди шуруют на антресолях, там много старинных вещей и хозяйственные запасы. Но мне надо следить за комнатой, где расчленяют диван и валят на фортепьяно что-то тяжелое. Крышка красного дерева стонет и дает трещину…

На мясницкий топор – наградная вещь моего покойного отца – положили глаз сразу несколько работяг –«Отдай! Отдай!» Я сказала – «Нет! Это память». Топор испарился, вместе с инструментами, которые отец собирал всю жизнь. Бесследно пропали серебряный поднос с рюмками, столовые приборы и серебряные украшения. Кто-то из выселяльщиков обладал неплохим вкусом – французскую косметику и духи уперли, дешевую «Чистую линию» мне оставили.

Пропажу части ценных вещей, многие из которых наша семейная реликвия, память о покойных родителях, я обнаружу тем же вечером в «новой» квартире…

В пять часов меня выставили из квартиры, и это был последний день, когда я видела свой паркет, два платяных шкафа, фортепьяно «Вайенбох» и кучу других вещей, которые оказались не под силу грузчикам, потому что у них закончился рабочий день.

Об отношении к частной собственности, принудительном переселении и качестве предоставляемого жилья.

У судебного пристава он тоже закончился, и он покинул поле боя, даже не опечатав квартиру… ровно в пять «комиссия» покинула помещение, даже не удосужившись проверить, доехало ли мое имущество до новой квартиры…

Наутро пошла на место ЧП, душа-то болит – квартира настежь, что с мебелью?

«Вашей пианины уже нет, – сообщил дворник. – Утащили вчера». Что еще утащили – не видел. И мне не посмотреть – дверь в подъезд заварена…

Пошла по инстанциям искать концы. Мои защитники из управы разве что в шею не выталкивают: «Что вы все ходите и ходите? Переехали уже, начинайте новую жизнь». Ущерба на миллион? – Да вы сами виноваты, следить надо было и не затягивать с переездом…

Написала заявление в полицию, Генпрокуратуру, Следственный комитет, в администрацию президента. Полиция в шоке, обещают возбудить уголовное дело после оценки утраченного имущества. Направлен запрос в службу судебных приставов ЮВАО на предмет законности действий пристава Филатова при моем выселении с Рязанского проспекта. Пришел ответ за подписью начальницы отдела Екатерины Солохненко – «Исполнительное производство закрыто. Процедура прошла без нарушений».

Верховный суд принял в производство иск Татьяны Пучковой. Теплится надежда, что там вспомнят о наших правах.

Читайте также:  Кировстат заявил о росте цен на новостройки и «вторичку» в I квартале 2020 года

А Вы как думаете, дорогие читатели, надежда есть? Жду Ваши отклики и комментарии. Подписывайтесь на канал , чтобы не пропустить самое важное и интересное. Для связи: [email protected] или чат .

Источник

Об авторе
Об авторе
В сферу недвижимости вовлечен уже более 25 лет. За это время узнал много нового, провел сотни сделок по покупке и продажи жилья. Круг знакомых советовал постоянно делиться своими советами в интернете. Вот теперь все могут познакомиться с рынком жилья через меня.
Петр Корнев
Главный редактор go2house.ru

Оцените статью
go2house.ru
Добавить комментарий